ВЫСТАВКА ВЛАДИМИРА ИОНЕНКО «В ПРОСТРАНСТВЕ ОЩУЩЕНИЙ»

«Несмотря на то, что мое зрение в сумраке, у души открылось второе дыхание»

Владимир Ионенко

Санкт-Петербургская государственная библиотека для слепых и слабовидящих совместно с Библиотекой Кировских островов, в рамках творческого проекта «Искусство каждому» открывают персональную выставку творческих работ слабовидящего художника Владимира Филимоновича Ионенко.

Владимир Ионенко родился в послевоенном Ленинграде. С раннего детства его окружали художники и актеры, однако в семье творческих людей не было: мать – инженер-конструктор, отец – военный врач, дед был военным… Увлеченно рисовать мальчик начал с 10 лет, ученик известных художников А.А. Бормотова и Г.В. Павловского. В 1968 году окончил Ленинградское художественное училище им. В.А. Серова. Стажировался у ведущих художников Ленинграда.

 

Владимир Филимонович работает сразу в двух направлениях. Чаще пишет лирические пейзажи в традиционной манере. Фотографического сходства не добивается, да и зрение не позволяет ему это делать. Работает по ощущениям, предварительно долго гуляя и впитывая атмосферу, образ выбранного места. Долгое время художник писал лесные, сельские пейзажи с речками, церквушками, опушками, поросшими мхом камнями и одинокими сухими деревьями.

— Почему из всех жанров ближе всего пейзаж? Потому что моим первым учителем был пейзажист. Профессор Академии художеств Генрих Васильевич Павловский  любил классическую живопись, так же моим кумиром был Исаак Ильич Левитан. Хотя нравятся еще и мощные, написанные в импрессионистской манере пейзажи Дали… Сама природа порой диктует некое символическое направление работы. Она – первична. Она – основа основ. Природа настолько гармонична и прекрасна, что к ней нет претензий.

 

В последнее время художник обратился к городским пейзажам. Создает работы циклами. Был петербургский период, где отображались самые любимые места города. Улочки, парки, дворики. Самая свежая серия называется «Кронштадтские дворики» это  желание запечатлеть образ города, в котором художник живет с 1998 года.На картинах из этого цикла можно увидеть – прижимающиеся друг к другу, вырастающие друг из-за друга дома, голые стены с редкими темными окнами, пустые и практически лишенные зелени городские пространства, ограниченные прямыми линиями домов и оград. Иногда над всем этим нагромождением, состоящим из угловатых геометрических фигур, вдруг возникает полукруг купола – и светлый образ Морского собора вплывает в картину, как парусник, выходящий из тумана.

— Я часто что-то придумываю, отталкиваясь от увиденного или от фотографии. Да, я создаю свой город. Легко стираю лишнее. Считаю, что порой детали только мешаю. Или же, наоборот, могу дополнить картину тем, чего нет…

 

Второй план творческих поисков художника – символические картины мистического содержания. Вот тут на холстах возникают обостренные, более формальные образы, написанные утрированными, яркими красками, полными экспрессии: ветвистые страшноватые деревья с большими корнями, птицы – души, летящие к небу. На пленэрах художник больше не работает. С 2000 – го года, с резким ухудшением зрения все работы Ионенко ведет исключительно в мастерской. У художника мерцающее зрение – это, когда сложно сфокусироваться на каком-то конкретном предмете, он пропадает из фокуса. Работает только боковое зрение. Поэтому он не может целиком увидеть картину. Вся работа проводится на уровне интуиции. Рука сама находит нужное направление.  Эскизов художник не делает, они ему бесполезны. Все проработки образа делает в голове, наносит на невидимую бумагу невидимые наброски, выстраивает композицию…в воображении. А потом садится за мольберт, и через несколько часов на холсте появляется тихий уголок заповедного леса или городской пейзаж. В последнее время пишет картины в два-три сеанса. Быстро, пока свежо впечатление. И очень редко (если нужно передать точный рисунок решетки или другую деталь узнаваемого места) пользуется вспомогательными изобразительными материалами – фотографиями. В основном же полагается лишь на свое внутреннее зрение.

— С потерей зрения обостряются все остальные чувства. Но не только. Человек начинает по-другому мыслить, становится более вдумчивым. Сейчас я нахожусь в том периоде жизни, когда идет активное переосмысление прожитого… Мы очень снисходительно относимся к миру, когда видим его полностью.