Загадка июля

 

В библиотеках Петроградской стороны продолжается конкурс «Загадки Петроградки»!

 

Деревянных домов на Петроградской стороне в конце XIX-начале XX века было очень много. Сейчас количество деревянных особняков в Петербурге можно по пальцам пересчитать. Практически все они заброшены и очень быстро разрушаются.

Однако этому двухэтажному деревянному домику на Петроградской стороне повезло: особняк сохранился в блокаду, когда большинство таких домов разобрали на дрова.

В особняке до и после войны размещался детский сад, который не прекращал работу в самое голодное и холодное время.

В середине XIX века этот дом имел совсем другой облик, нежели сегодня – тогда это была традиционная для своего времени усадьба в стиле классицизм. Усадьба занимала весь квартал, а во внутреннем дворике был разбит сад.

Под руководством следующей владелицы особняк был перестроен в романтическом стиле с использованием элементов неоготики. В оформлении фасадов присутствовали элементы пропильной резьбы.

Здание было украшено граненым эркером и башней с шатровой крышей, на которой появился кованый ажурный наконечник в виде паутинки с пауком и букета цветов с яблоками.

 

Вопрос: 

Назовите адрес дома. 

 

Правильный ответ:

Большая Пушкарская улица, 14, особняк К.К. Греффа / особняк Ю.К. Добберт

Первое упоминание о существующей усадьбе в уже сложившемся квартале, ограниченном Большим проспектом Петербургской стороны, Введенской улицей, Большой Пушкарской и улицей Лизы Чайкиной, а до 1952 года – Гулярной, приходится на 1796 год. Тогда деревянный дом и обширный земельный участок принадлежал семье капитана второго ранга Кобылинского.

 

Следующее упоминание в архивных источниках мы находим в 1832 году, когда деревянный дом приобретает учитель латинского языка Губернской гимназии Санкт-Петербурга Никита Белюстин. Но владеет он домом недолго – несложно купить, непросто содержать.

 

19 августа 1838 года дом приобретает семья Действительного статского советника, заслуженного профессора Санкт-Петербургского Императорского университета, ординарного академика Академии наук, немца, Федора Богдановича Грефе. Именно с 1830-х годов и по настоящее время на протяжении почти двух сотен лет судьба особняка по удивительной предопределенности будет связана с историей образования в Петербурге. Хозяйкой в архивных документах числится жена «Действительного Статского Советника» Екатерина или Катерина (иногда Хедвига) Карловна Грефе. Дом представлял собой обыденную деревянную постройку в стиле позднего классицизма. В 1846 году у Феклы Дворницкой семья Грефе выкупает второе строение на территории своей усадьбы, представлявшей собой партерный и фруктовый сады, и строит новый дом. Это особняк в классическом стиле – одноэтажный на высоком подвале деревянный дом с мезонином, фасад которого был украшен угловыми пилястрами и прямыми сандриками над окнами.

 

В 1856 году Катерина Карловна Грефе составляет дарственную на свою дочь Минну Федоровну Штейнман, которая и становится следующей владелицей особняка. Минна Федоровна делит территорию усадьбы на пять частей, и продает четыре, оставив за собой дом с садом.

 

В 1877 году у Минны Федоровны возникает идея перестроить дом, увеличив его на один этаж. Владелица обращается к известному архитектору П.В. Алишу, составляет проект двухэтажного деревянного дома с башней, но по каким-то неизвестным нам причинам, проект оказывается нереализованным.

Последняя владелица особняка, при которой произошла последняя значительная перестройка, Юлия Карловна Добберт. В конце XIX–начале XX вв. ей принадлежит дом и участок. Для нее рижский архитектор Август Рейнберг перестроил особняк в романтическом стиле с элементами готики – гранеными башнями, высокой крышей, кованым металлодекором, фахверком, используя модный тогда тип французского шале. Дом, находящийся в городской среде, сохранивший все черты загородной виллы. Наиболее ярким примером использования этого типа является пристройка веранды, выходящая окнами в сад.

Особняк строился для трех членов семьи – Юлии Карловны, Федора Александровича и Иоганна, поэтому внутреннее пространство камерно и продуманно. Две жилые комнаты — спальни, столовая оснащенная подъемным лифтом, найденном при реставрации, гостиная, кабинет хозяйки Ю.К. Добберт, дубовый кабинет – библиотека с сохранившимся дубовым встроенным шкафом и линкрустовыми обоями, неотапливаемая веранда. К сожалению, в советское время были утрачены печи, но при расчистке паркета были найдены притопочные каминные плиты, уникальные для каждого помещения. Взаимодействие внутри дома продумано до мелочей. В некотором роде особняк представляет собой прообраз «умного» дома и пример функциональности модерна, чему служит подъемный механизм, соединявший цокольный этаж, на котором располагались служебные помещения, и столовую, подлинные антресоли, соединенные со встроенным шкафом библиотеки.

Несмотря на то, что семья Добберт была богатой семьей (так ее характеризуют в архивных документах), интерьер особняка очень сдержан. Практичность, функциональность, свойственные национальным чертам владельцев, соответствовали и веяниям времени и в отсутствие других свидетельств наиболее ясно характеризуют взгляды на жизнь владельцев дома.

В 1898 году Рейнберг завершает ансамбль усадьбы, построив на углу Большой Пушкарской и Гулярной доходный дом в стиле ганзейнской готики.

 

24 августа 1918 года, упаковав движимое имущество и зачехлив мебель, семья Добберт покинула особняк.